Главные новости

баннер Другие люди.jpg
Статистика лиг
Название И О
1 ТГУ 4 12
2 ГУУ 3 7
3 Авиаторы МАИ 3 6
4 РГУФКСМиТ 3 6
5 РЭУ 3 6
6 МИЭТ 3 6
7 ФинУнивер 4 3
8 РАНХиГС 3 2
9 МГТУ им. Н.Э. Баумана 3 0
10 МГАФК 3 0
123

«В Америке людям нравится, когда ты красавчик и в спорте, и в учёбе»

Американец Бобби Роум тренировал во Владивостоке команду по американскому футболу «Дикие панды». Он вырос в Северной Вирджинии, где нищие продавали наркотики на углу. В детстве он решил, что со ним такого не случится. Роум пошёл в колледж и начал заниматься профессиональным спортом. 

– Почему в США так развит студенческий спорт? 

– Во-первых, это подготовительная лига для профессионалов. Нас готовят в аудиториях и на поле. Во-вторых, деньги. NCAA, компания, которая занимается колледж-футболом в Америке, стоит миллиарды долларов. Университетский спорт приносит огромные деньги, поэтому люди занимаются его развитием. В-третьих, люди любят свои университеты. В моем университете было 20 тысяч студентов. Они заканчивают учиться, но продолжают поддерживать команду, за которую болели, когда были студентами. Потом это может стать семейной традицией. 

Фото: Grant Halverson

– Занятия спортом мешают учиться? 

– Нет. Если ты плохо учишься, ты даже не получишь шанса играть за колледж. Ты должен делать все. Людям нравится видеть тех, кто успешен в учебе и спорте. Такие становятся лидерами на поле и вне поля. Они становятся теми, кому хочется подражать. 

– Как попадают на драфт? 

– Скауты начинают следить за тобой, еще когда ты в школе. Играть в колледж-футбол хотят миллионы людей. Из них шанс получат 6%. Из этих людей в профессионалы попадет меньше 1%. Надо быть отличным человеком на поле и вне поля. Нужно следить за своим телом, быть в идеальной форме. Нужно быть лучше, чем другие. Миллионы людей мечтают попасть в НФЛ, зарабатывать как игрок НФЛ. Но в НФЛ только 400 рабочих мест. Попасть туда сложно, остаться еще сложнее. Я был успешен в колледже. Я нанял агента. Мы отправили бумаги на драфт, следующие три месяца я тренировался. У меня был Pro Day, а потом мне нужно было ждать звонка. Позвонили немногим. Это же почти как лотерея. Мне позвонили «Грин-Бэй Пэкерс». 

Фото: из личного архива Бобби Роума

– Что вам запомнилось в их тренировочном лагере? 

– Мне прямо глаза открыло. Все было по-другому. Видеть парней вроде Аарона Роджерса, видеть лучших игроков НФЛ, понимать, что теперь они твои конкуренты – невероятный опыт. Это опыт, который я привез в Россию. Это опыт, который останется со мной на всю жизнь. Ты приезжаешь в лагерь, там замеряют твой рост и вес, проверяют, нет ли у тебя травм, подбирают тебе экипировку. Потом ты работаешь. Встаешь с утра, едешь на командное собрание, потом тренировка, потом снова собрание. Потом может быть небольшой перерыв, потом снова собрание. Пашешь целый день. Впервые в жизни я не занимался ничем, кроме футбола. Я больше не ходил на занятия. Я больше ни о чем не успевал беспокоиться. Футбол стал моей единственной обязанностью. Парни в тренировочном лагере – это 1%. В каждом из них есть что-то особенное. Ты сразу понимаешь, почему они тут оказалась. Хотя вспоминаю парня, с которым я играл в UFL (альтернативная лига американского футбола). Он решил, что ему нужно работать еще больше, чтобы попасть в НФЛ. То, как он относился к игре… Он, кажется, даже на сон забивал, лишь бы дополнительно работать над собой. Когда ты оказываешься рядом с такими людьми, это мотивирует. 

– Вы так и не сыграли в НФЛ. Недовольны своей карьерой? 

– Нет, доволен. Мне же с самого начала говорили: в футболе нет гарантий. Чем выше забираешься, тем лучше понимаешь: это правда. Конечно, ты хочешь задержаться в НФЛ, но надо быть благодарным просто за то, что у тебя был шанс. Миллионы людей его так и не получили. Я играл фулбека. В лиге 32 команды, значит, есть где-то 15 рабочих мест (не все команды используют это амплуа). Мне кажется, я был 16-м лучшим игроком на своей позиции. Мне все время звонили, приглашали потренироваться на случай, если основной фулбек травмируется. 

– Заработали что-нибудь в НФЛ? 

– Особо не заработал. Парни делают сумасшедшие деньги, а я нет, потому что я не сыграл в регулярном сезоне. В колледже не платят ничего. В НФЛ я попал как незадрафтованный свободный агент. В таких случаях получаешь подписной бонус. У некоторых парней это тысяча долларов. У некоторых – 25 тысяч долларов. У некоторых – 100 тысяч долларов. От доллара до ста тысяч, в зависимости от того, как договорится агент. Эти деньги твои. Мой контракт был на 3 года и 1,6 млн долларов. Эти деньги не гарантированы. По сути, эта бумажка ничего не значит, если ты не играешь. Ты живешь на подписной бонус и тебе еще что-то платят за пребывание в тренировочном лагере. Я получал около тысячи долларов в неделю. 

– Играть в американский футбол опасно? 

– Вероятность получить травму – 100%. Лига и производители экипировки работают над тем, чтобы футбол был безопаснее. Но игроки становятся быстрее, сильнее, технологиям нужно успевать. Здесь говорят: столкновение в американском футболе это как попасть в небольшую автомобильную аварию. Получается, ты 70 раз в день попадаешь в небольшую аварию. Если с тобой такое случится, то ты поймешь, что значит играть в американский футбол. 

– Вы играли в Лас-Вегасе. Как вы там оказались? 

– Я играл за команду UFL «Las-Vegas Locomotives». Команда прямо на Вегас-Стрип. Это было круто. Два сумасшедших года. Мы чемпионами стали. 

– Что запомнили про Лас-Вегас? 

– Ох, как же она называлась… Мужик, я забыл, как компания называется. Но это огромная компания, как Amazon. В общем, мы познакомились с ее владельцем в Caesar’s Palace. Он всех позвал в гости… Zappos! Этот парень был владельцем компании Zappos. Мы приезжаем. Он открывает дверь, и это самая большая квартира, которую я когда-либо видел. Она весь этаж занимала. Я такой: «Это что, все твое?». Он: «Дааа». Еще была вечеринка, я там встретил парня, который снимался в «Полиции Майами» и «Джанго Освобожденном». Дон Джонсон. У него день рождения был в казино. Там были парни, наряженные как Майкл Джексон. Люди, наряженные как Шер. Люди, наряженные как Леди Гага. Вспомнил еще пасхальную вечеринку, которую устроил владелец Zappos. Там был парень в костюме пасхального кролика. Пасхальный кролик нажрался, отрубился и валялся на полу. Москва, Петербург.

 – Как вас позвали в Россию? 

– Я должен был ехать в Хорватию, заниматься там развитием футбола. Мы уже собрали вещи, съехали с квартиры, и тут все отменилось. Стремно было. Моя жена разместила мой профайл в сети, где-то через час мне звонят «Московские патриоты»: «Как насчет Москвы? Хочешь в Россию?». Я говорю: «Почему нет?». Погуглил Москву и обалдел, как красиво. Просто не мог поверить, какое красивое место. У меня не было никакого мнения о России перед тем, как я тут оказался. Думал: «Почему я так редко слышал о Москве?». У меня была семья, нам было негде жить. Россия меня спасла. У меня был вариант с Германией, но друг моего отца, который был в Москве, сказал: «Слушай, езжай лучше в Москву». Я поехал и отлично провел там время. Москва – мой дом в России. Это место, которое я лучше всего знаю в России. Я хорошо ориентируюсь в московском метро. 

– В чем разница между людьми в России и в Америке? 

– В США люди загоняют себя в могилу на работе. Работа, работа, работа, работа. В России люди находят время на то, что для них по-настоящему важно. Семья, отдых, что-то еще – они находят время и деньги. Люди здесь хотят быть сами собой, они хотят быть свободными, они хотят самовыражения. В России если человек чего-то хочет, то он придумывает, как это получить. Он не тратит время на невозможное. Мне это нравится. В России, если хочешь быть врачом, ты можешь стать врачом. Если ты хочешь стать юристом, ты можешь стать юристом. Если ты хочешь стать юристом в Америке, нужно, чтобы кто-то дал тебе шанс, позвал тебя в свою компанию. Пока я не поехал в Россию, я продавал машины, работал в логистической компании. Я не этому учился в университете. Можешь учиться сколько хочешь, но пока тебя куда-то не позовут, тебе ничего не гарантирует даже дорогое образование. Понимаешь? Я к тому, что, когда я оказался в России, меня шокировало, что люди работают по образованию. Я пытался найти тренерскую работу. Вместо этого продавал машины. 

Полная версия интервью доступна по ссылке

Роман МУН
Sports.ru

17.10.2017 Просмотров: 5607
   
ГЕНЕРАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
ПАРТНЕРЫ