Главные новости

Евгений Иванов: «Первое время на тренировках с «основой» я реально боялся»

Несколько лет назад он работал вахтером и продавцом, играл в чемпионате АСБ, где начал свою тренерскую карьеру. А в конце августа 2019-го года – выиграл кадетский чемпионат Европы в качестве ассистента главного тренера. Удивительная история от участника «Звездной сессии АСБ» Евгения Иванова о том, как использовать свой шанс и не бояться вызовов.


– Я занимался карате, танцами, а параллельно еще и баскетболом у Дмитрия Александровича Плакатина. Родители сказали: «Хорош, определяйся с чем-то одним». Баскетбол был в школе, поэтому его и выбрал.


Первые три года и баскетбола-то особо не было, занимались развивающими играми. Потом, видимо, что-то стало у нас получаться – где-то с 4-5-го класса начали ездить на Первенства России. Там мы никогда не проходили в финальный этап. Правда, несколько раз останавливались в шаге от прохода дальше, были забавные ситуации: стали четвертыми, а в финал выходят три команды; стали третьими – регламент поменялся, дальше играют только финалисты…

Из-за нас появился спортивный класс, в который на 8-й год обучения перешли все баскетболисты.

Единственное серьезное достижение, помню, как мы в мой день рождения стали бронзовыми призерами Спартакиады учащихся в Ижевске, обыграли хозяев в двух овертаймах.

Фото: АСБ

– Из той твоей школьной команды кто-то связал свою жизнь с баскетболом?

– Думаю, что нет. Славка Никифоров бегает со мной по любителям за «Крафт», остальные, максимум, приходят на нас посмотреть.

– После школы начался студенческий этап твоей карьеры…

– Поступил в ОГУ, хотя была возможность пойти в ОГПУ, где я мог бы играть по АСБ. ОГУ тогда не выступал в Ассоциации. Сергей Леонидович Агеев (главный тренер ОГПУ – прим.) задействовал меня в качестве усиления за ОГПУ. Года два, наверное, на «банке» там я просидел. Помню, что ездили в Самару, Тольятти, Киров…


Когда учился на первых курсах, я тренировался с оренбургской «Энергией», был с ней на сборах. Зашла речь о подписании профессионального контракта, но я не вовремя сломал руку. По иронии судьбы, случилось это на матче между ОГПУ и ОГУ. Два месяца проходил в гипсе, а когда восстановился, то команда прекратила свое существование.

Получал мало игрового времени в ОГПУ до того момента, пока Саша Полтараусов не ушел из команды. Год на третий я стал получать побольше практики, еще год поиграл за ОГПУ. Потом в Оренбурге появился региональный дивизион. На 4-м и 5-м курсах выступал за ОГУ, в составе которого мы выиграли «регионалку». На тот момент, кстати, из-за проблем со здоровьем тренер нашей студенческой команды мог все реже и реже посещать тренировки. Я был капитаном ОГУ, пробовал как-то его подменять.


Из-за хорошей статистики за команду ОГУ получил приглашение на «Звездную сессию АСБ» в Екатеринбурге. Там было круто! За 3 дня, толком не владея английским языком, узнал много нового для себя, насмотрелся на американцев. Помню, что часто использовал те упражнения, которые узнал в Екатеринбурге.


В день матча нас разделили на две команды – команду Харви Блума и команду Сергея Елевича. Вышел в «старте», провел больше всех времени на площадке, но статистику показал слабую (6 очков, 3 подбора, 2 передачи и перехват за 26:49 – прим.). Фото: АСБ

– Ты ведь еще и приз в Екатеринбурге получил?

– Да, там были две награды MVP – по статистике и по результатам голосования болельщиков. Голосование шло на протяжении всего времени, что мы были в Екатеринбурге. Вот эту награду с большим отрывом я и выиграл. Во время трехдневных сборов рассказал своим друзьям об этом голосовании, они меня так мощно поддержали, чуть ли не весь Оренбург на уши поставили.

Никаких претензий ни от кого из ребят, с которыми тренировался, не услышал. Понятно, что я был не лучшим, это 100%, но никаких упреков не было.

– Кто на тебя произвел наибольшее впечатление из тех, кто был на той «Звездной сессии АСБ»?

– Антон Гребнев – центровой из Йошкар-Олы, он потом еще против ОГПУ много играл, по «тридцатнику» часто набирал. Парень с длиннющими руками и ногами, прыгал, как не в себе.


Павел Кольцов. Он же тогда еще совсем молодой был. Все к нему немного с юмором относились, но когда Павел вышел на площадку, то он был везде! Перехватывал все, не продохнуть! Вообще не удивлен, что Кольцов оказался в сильной команде, попробовал свои силы в Единой Лиге ВТБ, выступает в Суперлиге-1.


Нет-нет, да бывает, что даже в Instagram можем пообщаться. Еще помню, как-то выложил фотографию из Казахстана, где со студенческой командой мы выиграли медали, он оставил комментарий «Коуч, поздравляю!».

– 2013-й год. Примерно в это время ты и начал заниматься тренерской работой?

– В тот момент понимал, что профессионально играть не буду, задумывался об учебе и работе. Тренером тогда я точно работать не хотел, рассматривал эту деятельность в качестве просто дополнительного заработка. На меня вышел Владимир Владимирович Баранов, заведующий кафедрой физического воспитания ОГУ. Мне пообещали, что за занятия со студенческой командой будут доплачивать около трех тысяч рублей. Понятно, что маленькие деньги, но и они тогда были совсем не лишними. Я согласился.

Фото: АСБ

– Получается, что с работы со студенческой командой ты начал свою тренерскую карьеру?

– Да, но какое-то время я был в качестве играющего тренера, а потом занялся исключительно тренерской работой. Удалось выиграть оренбургскую «регионалку» в АСБ и в этой роли.

– После успехов со студенческой командой начал понимать, что надо продолжать развиваться в этом направлении?

– Честно, нет! Я тогда менял работы – с одной уходил на другую, думал работать по специальности. В ТНК-BP были нужны спортсмены…

– Так, стоп. Какое у тебя образование?

– Профиль «Машины и аппараты химических производств». Грубо говоря, инженер-технолог. Как спортсмена взяли меня в ТНК-BP, полтора месяца я там проработал. Ходить в робе, в больших ботинках, в каске и с противогазом, да еще и вахтовым методом работать – понял, что это не мое (в 2018-м году Иванов закончил магистратуру ОГПУ ИФКиС по специальности «Теория и методика физической культуры и безопасности жизнедеятельности» – прим.).

– Начались поиски работы?

– Скитался по разным работам – кондиционеры продавал, работал в Adidas, «Спортмастере»… Я же еще тогда на просмотр в ижевские «Купол-Родники» съездил, где окончательно понял, что профессиональным игроком мне не стать.


В тот момент Максим Житлухин был заместителем директора спортшколы, он говорит: «Эдик Хамитов с должности методиста уходить собирается – займешь его место».

Понимал, что зарплата будет маленькая, но, думаю, попробую.


Полгода проработал, но вновь понял, что это не мое. Ковырялся в бумажках, правда, постоянно одним глазом еще и следил за тем, как тренируются команда ДЮБЛ, «молодежка». Просто из-за интереса, еще не осознавая, что хочу работать тренером.

– Я знаю, что ты еще какое-то время работал вахтером в «Надежде».

– Да, это был 5-й курс в университете. Я играл сам, тренировал команду и подрабатывал на вахте в «Надежде». Тогда сидел перед монитором, на который выводились камеры, в том числе и из игрового зала. Мог смотреть все тренировки. Жалел потом, что не использовал эту возможность.

Хотя какой-то опыт я и на вахте получил – знаю изнутри, как устроен профессиональный клуб – вплоть до того, как работают уборщицы и водители.

– Расскажи, как ты попал в поле зрения тренера-легионера.

– В «Надежду» приглашают работать нового главного тренера – грека Джорджа Дикеулакоса.

На тот момент у него в ассистентах был только Александр Павлович Ермолинский, ему нужен был еще кто-то. Участвовать в тренировочном процессе, да даже просто мячи подавать.


Леонид Борисович Ценаев (тогда – директор «Надежды» – прим.) подошел ко мне и сказал: «Продолжаешь работать методистом. И обязан быть на всех тренировках первой команды». Для меня это было супер! Там звездные игроки, игроки национальных сборных – ДеВанна Боннер, Марина Кузина... Кузина, которую я, в принципе, побаивался. Оказалось же, что она меня теплее остальных встретила, с ней я по-настоящему «закорешился».


Первое время на тренировках с «основой» я реально боялся – тут игроки топ-уровня, а я, максимум, со студенческой командой работал. Ни о каком профессиональном баскетболе тогда и речи быть не могло.

– А Дикеулакос тогда понимал, что у тебя за плечами нет никакого серьезного опыта работы?

– Думаю, что нет. Мне кажется, что он считал, что я что-то знаю. Помню, он говорит: «У тебя есть классический костюм?» А я их никогда не носил. «Я бы хотел посадить тебя на скамейку на следующую игру». Об этом узнает Леонид Борисович и говорит Джорджу: «Так у него даже лицензии нет!» Потом в качестве ассистента взяли еще Александра Анатольевича Ковалева, думал, что меня после этого «отцепят». Но Джордж сказал: «Он мне нужен, пусть ходит».


Кстати, Джордж в конце сезона мне установил программу для скаутинга, сказал: «За лето изучишь, а в следующем году будешь помогать мне с видео». За это я ему особенно благодарен.


И как только он приехал, сразу же дал мне игру. Помню, что по сборной Канады свой первый разбор делал.

– Эта работа как-то оплачивалась?

– Методистом я получал, наверное, около 15 тысяч рублей, плюс еще что-то – за работу с первой командой. Вот только в этот момент я всерьез задумался о тренерской работе.


Потому что когда я работал на вахте, вообще не осознавал, кем хочу быть. После этого сменил кучу работ, о которых уже рассказал, – ТНК-BP, «Спортмастер», Adidas, «кондеры» продавал…


Недавно Рома Таропчин, который был директором спортивной школы, позвонил, поздравил с победой на чемпионате Европе и вспомнил разговор, когда мы с ним случайно увиделись на улице: «Привет-привет, сейчас, подожди секунду. Так, металл подвезли, нет?» И он до сих пор помнит это: «Видишь, ты тогда металл продавал, а сейчас – чемпион Европы!»


– Как дальше развивалась твоя тренерская карьера?

– Летом 2014-го года была Спартакиада молодежи. Помню, что Олег Николаевич Храмкин (тогда – спортивный директор «Надежды» – прим.) предложил меня поставить главным тренером сборной Оренбургской области.


Состав там был приличный – Саша Тарасова, Яна Матвеева, Настя Максимова, Ксюша Андреева… Я повез эту команду на финал ПФО – там всех обыграли, но «зарубились» с командой Самары, в двух овертаймах взяли верх над командой из Казани под руководством Дмитрия Шувагина.


Те игроки, которые были в той сборной Оренбургской области, явно в баскетболе знали больше, чем я, были практически моими ровесниками, но очень поддержали мой тренерский дебют. Мне казалось, что я делал самые примитивные вещи, но все находило поддержку.


«Супер, ведешь игру замечательно, в тайм-аутах все говоришь по делу», – практически после каждого матча мне говорил Олег Николаевич. А я думал: «В чем подвох? Я знать-то ничего не знаю, а вы меня хвалите».


Финальный этап Спартакиады молодежи проходил в Пензе, главным тренером там был уже Юрий Карандашов, а я – его ассистентом. Соперники там очень серьезные были – сборные Москвы и Московской области, за которые выступали Екатерина Федоренкова, Вероника Дорошева, Ксения Тихоненко…


Стали третьими, но сложными получились матчи и со сборной Ростовской области, и вновь с командой из Татарстана. После этого турнира окончательно решил, что мне интересна тренерская работа.

– Что было дальше?

– Позвали работать в «Надежду-2». Естественно, сразу согласился, даже не раздумывал над этим предложением. Первый год, конечно, был очень тяжелым, мало что понимал. Тройные «смены», подстраховки – все это каким-то темным лесом тогда казалось. Конечно, спрашивал, чтобы что-то объясняли, но и многие объяснения мне тяжело давались.


Со второго года стало полегче – стал ясно понимать, что от меня требуется. Наверное, где-то с третьего года работы в «Надежде-2» осознал для себя, в каком направлении надо учиться, начал вырабатывать определенный план по самообразованию. На четвертый год – поехал в Сербию.

– Ты был в лагере Саши Груича – популярном месте у российских тренеров. Что полезного там узнал?

– Я в этом лагере открыл для себя базу по технике для детей, от которой начал отталкиваться. Смотрел какие-то видео, что-то знал, но всегда казалось, что это сложно. А у Груича увидел, когда каждое движение разбивают на мелкие детали. Окей, есть база, на которую ты «наращиваешь» разные упражнения, работаешь над техникой.

– Те тренеры, которые были в «Надежде» после Дикеулакоса, задействовали тебя в тренировочном процессе?

– Да, но я сам подходил к ним и говорил: «Я тренер второй команды, хотел бы присутствовать на ваших тренировках». Плюс я говорил им, что могу помогать по скаутингу. Все были только «за». У нас было, что, допустим, Александр Ковалев разбирает команды Евролиги, а я – команды Премьер-лиги. При Роберто Иньигесе мы так работали.

– При этом ты еще и индивидуально работал с игроками…

– Да, бывало. Во время сезона, если честно, не до индивидуальной работы. А вот летом мы как-то полтора месяца отработали с Леной Бегловой (защитник национальной сборной России – прим.). Это первый из топовых игроков, с которым я занимался. Даже немного боялся ее тренировать, всегда спрашивал: «Лен, нормально?»

– Кто из игроков, которых ты видел в тренировочном процессе, производил впечатление настоящей машины?

– Беглову можно отметить. И, например, Настю Шилову (форвард национальной сборной России – прим.). Кстати, тогда я и понял разницу между игроками топ-уровня и, скажем, игроками «молодежки». Игроков топ-уровня не надо заставлять что-то делать, они понимают свою задачу. Объяснил, показал, и все – он уже пыхтит, работает.

Фото: АСБ

– Бронза молодежного чемпионата России, серебро и бронза Суперлиги-2 с «Надеждой-2». Это полезный опыт?

– Думаю, да. Если бы я сразу попал в команду Премьер-лиги, то долго бы вникал во все процессы. Работа с фарм-командой «Надежды» послужила своеобразным толчком к пониманию того, что происходит на следующем уровне. Тот же скаутинг я учился давать «молодежке», чтобы потом его правильно давать команде Премьер-лиги.

– Сезон-2019/20, ты получаешь приглашение войти в тренерский штаб кадетской сборной России. Как это было?

– Зима, середина сезона. Иду на игру – с костюмом, ноутбуком, папкой. Меня останавливает Александр Анатольевич Ковалев (главный тренер кадетской сборной России – прим.). Говорит: «Хочу пригласить тебя на подготовительный сбор перед турниром в Испании. Посмотреть, как ты работаешь. Что скажешь?» Конечно, я сразу согласился. «Договорились, готовься, чуть позже скажу, что будет от тебя требоваться». Во время игры все мысли были только об этом. Ждал, когда вновь увижусь с Александром Анатольевичем.

– Ты не был уверен, что поедешь на чемпионат Европы?

– Нет-нет, речь шла пока только о том, чтобы просто помочь сборной перед турниром. Причем я знал и то, что не поеду и на этот турнир в Испанию.


Я был на выезде с «Надеждой-2» в Курске, оттуда должен был поехать на сбор. Мне Александр Анатольевич уже сказал, что от меня требуется, я сидел вечером, готовился. Звонок от Павла Варламова из РФБ: «Жень, Александр Анатольевич попал в больницу, на сборах его не будет». Спрашиваю: «Что делать?», а он мне говорит: «Хочешь – приезжай!»


В тот момент я сильно растерялся, больше склонялся к тому, чтобы не ехать. Тем более, что я там никого особо не знал. Посовещался с Денисом Кандаловым (тренером-скаутом – прим.), который мне прислал sms-ку, в которой написал, что «в сборную не так часто приглашают».


Окей, если выходить из зоны комфорта – это именно такой момент. Мы ехали в Москву, даже девчонки из «Надежды-2» заметили, что я был какой-то бледный и растерянный.

Фото: АСБ

– Как все прошло на первой тренировке?

– Озвучили ситуацию с Ковалевым. Людмила Михайловна Корненкова спросила о том, что нам говорил Александр Анатольевич. «Вот, значит ты тренировку и начинаешь», – сказала она. Помню, что как только все началось – я выдохнул. Вошел в работу, стало гораздо легче. В тот момент мы знали, что у кадетской сборной России есть главный тренер, но не представляли, кто войдет в штаб команды.

– И вот РФБ объявила, что ты поедешь на чемпионат Европы в Северную Македонию…

– Мы в очередной раз пообщались с Ковалевым. Он сказал, что хотел бы сохранить тот состав, который был на декабрьском сборе, взять на чемпионат Европы молодых тренеров – меня и Захара Чернявского. И чуть позже я прочитал это же на сайте РФБ.


После завершения клубного сезона я сразу же стал готовиться к работе со сборной. Увиделся с Ковалевым, он объяснил, что будет требоваться от меня, сказал, что я буду отвечать за «больших», что в первый месяц будет много нашей с Захаром работы с игроками. Работы под ту систему, которую пропагандирует Александр Анатольевич.


– Перед чемпионатом Европы кадетская сборная России завоевала бронзу Европейского юношеского олимпийского фестиваля в Баку, но вас с Захаром там не было. Почему? – Да, по регламенту в составе сборной там могли быть только главный тренер и доктор. Кое-как «выбили» возможность поехать на турнир массажисту.

– Знаю, что образовавшееся «окно» ты провел с пользой.

– Да, удалось поработать в Москве в тренировочном лагере Ильшата Миляева, за которым я давно слежу. Мне нравится то, что он делает.

– Там был мощный состав участников из Единой Лиги ВТБ. Расскажи какую-нибудь историю про парней.

– Люди реально выкладываются. У них отпуск после сезона, месяц – до начала следующего, а они пашут. Миляев – требовательный тренер, который много внимания уделяет технике. Хотя, казалось бы, здесь игроки Единой Лиги ВТБ, но все равно.


Потом сборная вернулась из Баку. Мы сыграли два товарищеских матча в Финляндии с их кадетской сборной, выиграли турнир в Латвии, на несколько дней вернулись в Видное, после чего отправились на чемпионат Европы.

– Объясни, в чем заключалась твоя работа в Скопье.

– До матча – стретчинг, предыгровая разминка. Игру, понятно, вел Ковалев, но я отвечал за нападение, Захар – за защиту. Отмечал, какие сеты у нас получаются, какие – нет. Во время тайм-аута Александр Анатольевич нас подзывает, спросит меня, спросит Захара, формирует свое представление – дает указания девочкам. После матча – заминка.


Плюс Александр Анатольевич требовал, чтобы мы всегда поддерживали хорошее настроение в команде. Работал метод кнута и пряника – он мог кого-то поругать, но мы должны были подбодрить игрока.


Девчонки молодые, ранимые. Кто-то может обидеться, а нам это не надо. Это сборная России. Тренер топовый, тренер опытный, если он где-то ругает, значит есть за что, но нельзя опускать руки. Просто попробуй сделать так, как говорит тренер. 

– А как проходила работа с видео?

– Перед чемпионатом Европы этим занимались мы с Захаром, а в Скопье уже подъехал, наверное, один из лучших российских специалистов в этой сфере Денис Кандалов. Но и ему мы помогали, когда требовалось.


В плей-офф мы стали еще на ватмане рисовать сеты соперников. Это предложил Денис. Одно дело проходить их на площадке, другое – видеть еще и на бумаге.


Рисовали основные сеты, на других листах – планы на игру, чтобы все это девчонки могли посмотреть перед тем, как выбежать на разминку.

– В какой момент вы поняли, что эта команда может выиграть чемпионат Европы?

– Вообще такого не было. У нас же почти все матчи получились тяжелыми. Только игра со сборной Дании вышла легкой.


Не было такого, чтобы все играли стабильно. Постоянно кто-то «выпадал», но здорово, что всегда находился тот, кто брал дело в свои руки. Все решалось в концовках.


Да, есть Косу – MVP турнира. Но и у нее были моменты, когда не шла игра. С теми же испанками в полуфинале Бочарова хорошо сыграла, но в концовке Косу, правда, все равно сказала свое слово.

– В 2017-м году сборная России под руководством Ковалева выиграла чемпионат мира (среди игроков не старше 19-ти лет), в этом году – выиграла кадетский чемпионат Европы. Почему у Александра Анатольевича получается то, что не получается у других тренеров сборных резерва в последние годы?

– У меня на это есть четкий ответ: все идет от простого к сложного. У Александра Анатольевича есть своя система, которая разложена «от» и «до». В любой ситуации есть правила, которые ты должен знать. Защита, нападение, любое легкое передвижение по площадке – во всем этом есть свои правила. И когда каждый игрок начинает понимать эти правила, тогда становится виден рисунок.

– Скоро главная команда страны начнет отборочный турнир к Евробаскету-2021. Думаю, что Ковалев – один из возможных кандидатов на роль главного тренера. Как ты считаешь, эта система применима ко взрослым игрокам?

– Я думаю, что эта система работает не только с детьми. Есть стержень. Уверен, что в кадетской сборной России мы задействовали далеко не все знания, которые есть у Александра Анатольевича.

Фото: АСБ

– Финальная сирена. Россия обыграла Литву и выиграла кадетский чемпионат Европы-2019. Твои эмоции после этого.

– Я не тот человек, который сильно проявляет свою радость, но здесь – у тебя мурашки по коже. Ты хочешь петь гимн, когда поднимается флаг. Ты не просто поешь гимн, а кричишь, чтобы те же испанцы и литовцы услышали его. Таких эмоций в спорте я еще никогда не испытывал.


Приехал в Оренбург, все, успокоился, но в тот момент я радовался как ребенок. Это было незабываемо!


Справка:

Евгений Иванов – экс-игрок ОГПУ и ОГУ, экс-главный тренер ОГУ, многократный победитель дивизиона «Оренбург» чемпионата АСБ, участник «Звездной сессии АСБ» в Екатеринбурге.


Сейчас – ассистент главного тренера «Надежды-2» (Оренбург), бронзовый призер молодежного чемпионата России, серебряный и бронзовый призер Суперлиги-2, победитель кадетского чемпионата Европы-2019 в качестве ассистента главного тренера.

Studentsport.ru

16.09.2019 Просмотров: 2235
   
ГЕНЕРАЛЬНЫЕ ПАРТНЕРЫ
  • depsport_19.png
ПАРТНЕРЫ
  • МСХЛ